06.02.1954

22 августа 2011
06.02.1954
Боголюбивейшая раба Божия Гермогения!

Христос посреди нас!

Твое почтенное письмо получил. Прочел с любовью и порадовался, что ты ревнуешь о молитве. Бог благословит — трудись, ибо молитва в духовной жизни главное делание. Однако знай, насколько она высока и полезна, но и достигается дорогой ценой, т.е. большими трудами. Преподобный Агафон сказал: «Ничего нет трудней, как молиться Богу, и молитва до последней минуты жизни требует борьбы». А чтобы она шла успешнее, постарайся, насколько сможешь, исполнять три условия: иметь чувственную совесть к Богу, людям и вещам. К Богу — старайся исполнять евангельские заповеди, к людям — чтобы не осуждать и не враждовать, к вещам — пользоваться не пристрастно. Это приготовительные условия.   А упражняйся в молитве так. В уме не надо представлять Бога и Богородицу или святых. Ум заключай в слова молитвы и внимание держи в верхней части груди, ибо внимание — душа молитвы. На сердце не надо нажимать вниманием. Если будет внимание в груди, тогда и сердце будет сочувствовать. К умилению и слезам не надо стремиться, а когда это само по себе придет, и теплота сердечная, то остановись на этом, пока это не кончится. Думать не надо, что что-то великое получила. Это бывает естественно, от сосредоточения, но это не прелесть.   Вот что еще скажу, на всякий случай. Хоть у редких и редко бывает — слезы польются просто струей, люди все покажутся просто святыми, врагов нет, теплота пойдет по всему телу, но не кровяная, а особенная, благодатная, так что на ногах не устоишь, надо садиться или ложиться. Это посетил Небесный Гость; тот только и знает, кто сам это испытал, посторонним непонятно. В молитве подражай евангельской вдовице (от Луки, 18).   Бывают сухость, леность, наплыв мыслей, скорби, и от людей клевета, и другое многое, но это все пройдет с Божией помощью, только не унывай. Не верь себе, пока не ляжешь в гроб. Имей смирение и никого не осуждай ни в чем. Ведь были такие подвижники, которые видели славу святых и такую имели благодать от Бога — творили чудеса, возложением рук исцеляли больных. Люди прославляли их, и они возмечтали о себе диа-вольской гордостью, благодать отошла от них, и они вели жизнь распутную на посмешище людям. Не удивляйся, что страсти сидят в тебе. Они напоминают, что мы человецы и смиряют нас; бойся самомнения и диавольской гордыни. Еще знай, что устоять в добродетели зависит не от нас, а от благодати Божией, а благодать хранит за смирение. Преподобный Исаак Сирский говорит: «Если трудишься в какой добродетели и не видишь плода и успеха, не дивись, ибо Господь даст дарование не за труд, а за смирение».   Без смирения никакой добродетели быть не может. Я по своей духовной слепоте не знаю молитвенников и не могу тебе указать. Молись сама, ибо Господь дает молитву молящемуся. Если будет у тебя хоть некоторый молитвенный навык, тогда и тиканье часов не будет мешать. Но время определить нельзя, может быть, пройдут годы. У юноши Георгия в «Добротолюбии» упомянуто особенное упражнение в молитве. Ты упражняйся общими правилами, которые я тебе хоть кратко указал. К схиме не стремись, она не прибавит тебе духовного преуспеяния, или тебе интересно напялить одежду с крестами? Старайся о едином на потребу, а остальное все приложится.   В Киеве был такой случай: были похоронены схимник и послушник. Когда открыли их гробы, то на послушнике оказалась схима, а на схимнике послушническая одежда. Вот тебе и схимник. Недостойно ты, бедняга, носил схиму, послужила она тебе не на спасение, а на осуждение. Пишу эти строки и краснею: ведь я тоже схимник. Увы, не послужила бы она мне тоже во осуждение! Однако не отчаиваюсь, Господь милостив, знает нашу немощь, и схимнику дал покаяние. Слава, Господи, святому милосердию Твоему! Прошу святых молитв твоих о моем убожестве.

Многогрешный схиигумен Иоанн.