[1951]

18 августа 2011
[1951]

[...] Ваше письмо я получил своевременно. Вполне сознаю, даже сочувствую Вашей тяжелой скорби. Что делать: ведь не без Божией же воли они к нам приходят, не было бы скорбей, и не было бы спасения, все же они очень нас смиряют, и всех и всюду они преследуют, только в разных видах, все человечество покряхтывает над бременем Адамова наследия. Судьбы Господни непостижимы нам, грешным. И никакой ум решить не может, почему Господь посылает разные скорби, одним очень тяжелые, а другим легкие. Против скорбей одно средство: терпение и молитва, сказал преподобный Марк Подвижник.   Большая наша ошибка, что мало думаем о переходе в другой мир, ведь эта наша жизнь в юдоли сей плачевной [см.: Пс. 83, 7] нечто иное, чем путь к вечности и приготовление к ней. О, вечность ты, вечность, не имеющая конца, — жутко. Здесь хоть иногда тяжело живется, постигают тяжкие скорби и лютые болезни, однако есть некоторая отрадная мысль: умру и все это кончится. А там-то чего ждать? Господи! Имиже веси судьбами, спаси нас, грешных. Аминь!   Вы писали: «Вы знаете мою скорбь, от которой я только и спасаюсь в молитвенном уповании на милость Божию, представляяЕго благой Воле промыслительно устроить все во благо нам». Выражено хорошо, даже до слез. Именно только этот способ облегчит скорбь и упразднит смущение.   Вы читаете преподобного Варсонофия Великого. Очень назидательная книга, я всю свою жизнь [ее] зубрю и не могу начитаться.   Святое Писание могут понять правильно только чистые сердцем, они уразумеют волю и намерение Божие в Писании, а людям с неочищенным от страстей сердцем послужит камнем преткновения.   Не мне бы отвечать на Ваше письмо, но я забыл свое невежество, написал, что было у меня на сердце. С большим трудом написал это письмо, пальцы не гнутся, в кулак уже не могу сжать.   Был у доктора. Тщательно осмотрел, сказал: «Рука и ноги болят от худого сердца». Время и болезням быть. Мне уже семьдесят восемь лет. А может быть, и смерть стоит за спиной пишущего эти строки и скосит мою голову.   Прощайте, кто помнит и знает, и помяните меня, грешного, в своих святых молитвах. Коряво это письмо, хотел бросить в печку, но Вы это сделаете по прочтении. [...]

Схиигумен Иоанн.